Отношения
April 17

Как Сергей звонил своим бывшим женщинам

Фото: Соцсети

Август. Пятница. Вечер. Самое время для жаркого озорства. Лето уходит, надо успеть. Так думал и Серега, мой давний приятель. Жена была на юге с подругой. Дочь-подросток уехала на выходные к друзьям. А мы выпивали с Сергеем. То есть он выпивал, а я составлял компанию. Тут Ваня сказал очень решительно: «Что-то ты скучный. А мне хочется женского общества. Позвоню-ка я Тане!».

Я не стал его отговаривать. Мужчине в пятницу вечером часто хочется женского общества. Когда нет жены. Таню я помнил: у них с приятелем случился роман лет двенадцать назад, приятная девушка. Сергей уже ей звонил, произнес эстрадным баритоном: «Алло, Танюшка? А это Сергей, не забыла еще?». Они говорили минут пять, Сергей становился мрачней и мрачней. Наконец, распрощался, даже не очень вежливо. «Ишь! – сказал Сергей и закурил. – Замужем она! И все у нее хорошо. Ладно, не ты одна такая на свете… Кстати! Позвоню-ка я Свете».

Свету я тоже помнил, у них с Сергеем роман был лет восемь назад. Света была замужем, но Сережино обаяние и баритон победили. Серега был могучим соблазнителем, я даже ему тайно завидовал. И самое забавное – Сергей хранил номера всех бывших девушек. Как раз на такой случай, когда август, последние дни, надо успеть. Света отозвалась не сразу. Сергей начал: «Светик, привет! Не грустно тебе этим вечером?» Светик не грустила. Совсем не грустила. Она была в Сочи, со вторым мужем и детьми. Разговор закончила быстро.

Серега приуныл. Выпил коньяку полную рюмку, опять закурил: «Блин, сбрендили они все? Ну ладно, продолжим». И позвонил Лике, Оле, Карине. С тем же успехом. Вечер августа становился печальным. Сергей пьянел и мрачнел. И тут он вспомнил: «Инна! Блин, где ее телефон?»

Инну я не знал. Сергей объяснил, что с ней был роман еще в институте, но изредка он ей звонил и они даже когда-то встречались. «Инна всегда готова! – засмеялся друг. – Сейчас ей вообще уже сорок, в этом возрасте будешь согласен на всё, хахаха!» Сергей припомнил, что телефон Инны записан в старой книжке. Мобильного у него не было, только городской. Сергей нашел книжку в столе, в глубине, полистал, воскликнул: «Вот она! Мой последний и самый надежный шанс». И набрал. Выпив еще рюмку от волнения. Замер. Я тоже слушал внимательно гудки в старой трубке.

«Алло!» – произнес женский голос.
«Инночка? – сказал друг так нежно и бархатно, что любая сдалась бы. – А это Сергей. Не забыла меня?»
«Нет, – ответила Инночка. – Привет, Сережа. Что ты хотел?»
И Сергей, уже совсем пьяный и от того густо велеречивый, стал говорить, как он скучает по Инне, по ее запаху волос, по смуглой коже, по красивому смеху… Инна лишь время от времени бормотала: «Продолжай, Сережа…»
(«Как же наивны женщины, – думал я. – Как их легко развести. Приятный мужской голос, пара комплиментов – и она твоя». )
Сергей говорил и говорил, даже я заслушался. Это была поэма. Нет, это был долгий-долгий сонет. Серега уже перешел к особенностям фигуры Инны и мне даже стало чуть неловко: дело личное, глубоко интимное. Я сделал вид, что смотрю в окно. Но уйти из комнаты я не мог, уж очень красиво выступал мой друг. После этой речи я бы дал ему звание народного артиста Италии. Потому что только они могут быть столь убедительны, напористы и страстны. Потом Инна что-то ему сказала. Неожиданно Серега замолк и уронил свой окурок: «Что?!»
Положил резко трубку и взглянул на меня так, будто узнал, что ему осталось жить две минуты.
«Сергей, что стряслось?»
«Блин, какой же я идиот…» – сказал друг.

А было вот что. Сергей долго расхваливал Инну, ее фигуру, ее тонкие руки, короче, все ее прелести до самых томных деталей. После чего вдруг услышал: «Ну хватит, дорогой Сергей, остановитесь. Просто я не Инна. Меня зовут Маша, я живу в этой квартире четыре года, а Инна давно переехала в другой город. Но вы украсили мой скучный вечер. Давно мне такого не говорили. Спасибо вам! Всего доброго!».

Я засмеялся: «Отлично, Серега! Ты осчастливил незнакомую женщину. Ну а теперь я поеду, а ты ложись спать и больше никому не звони». Сергей так и поступил, угомонился мгновенно. А голос? Ну спьяну Серега не отличил чужой голос. Пить надо меньше, когда занимаешься таким важным делом жарким вечером августа.